Письмо с комментариями о гимне Республики (Газета “Пульс Осетии” № 23 от 11.06.2019 г.)

Как представитель РСО-Алания, считаю возможным коротко сказать своё мнение о творческой жизненной необходимости нашей главной песни. Достойно подражания, когда представители многих стран на мировых спортивных состязаниях без нотки фальши все гордо поют свои гимны. Понятно, что Осетия не государство, а маленькая республика. Но мы же себя считаем самым читающим, грамотным народом. А вложено ли такое понимание в содержание нашего гимна? Если да, то почему мы не знаем его слова и не используем на торжествах? Напрашивается вопрос, а нужен ли нам гимн, и только ли на одном осетинском, ведь Осетия – многонациональная республика. Если он востребован, то наша главная песня должна славить жизнь нашего народа, его прошлое, настоящее и будущее. Её слова и мелодия должны исходить из глубины души исполнителя. Считаю, потенциал мудрости жителей республики и их участие в создании главной песни использованы недостаточно. Где воля осетина, писателя, поэта, осетиноведа, где таланты музыкального искусства? Где скрывается наша гордость – ӕз ирон дӕн? Помню, во время войны, в начале 1944 года, в Алагирской неполной средней школе, где директором работал кавалер ордена Ленина Евгений Битаров, лекторы из республики прямо на уроках нам читали текст Гимна Союза ССР и объясняли содержание каждого слова, а мы, учащиеся и учителя, внимательно, с пониманием слушали. В 1995 году, когда рождался существующий Гимн республики, вспомнил тот 1944 год и нанес на бумагу свое понимание об этой песне, но изложенный текст по всем параметрам считал неприемлемым и он остался на бумаге. Поэтому, видимо, возникло желание поговорить о нашей песне полнее, с участием людей, уважающих свою Осетию. Коротко. Если мы являемся потомками алан, республику назвали Аланией, то и слова её гимна должны излагать с этим понятием. Как-то отразить тот мрачный период, когда наши предки спасались в горах Центрального Кавказа (1225 г.) в условиях голода, холода, болезней, малоземелья, эмиграции в заморские страны и других невыносимых трудностей, поставивших алан-осетин на грань вымирания. Мы должны открыто говорить о том, что в диких горных условиях осетины выжили, строго соблюдая свои обычаи, где разум и воля старшего в семье, ауле и в ущелье являлись обязательностью, а дети и внуки – продолжателями этих обычаев. Другими словами: обычаи горцев почетно суровы, здесь честь и культура, отвага и скромность, гостей принимают, где рог изобилия, достойных возносят, иных провожают. Воссоединение Осетии с Россией (1774 г.), отмена крепостной зависимости (1861 г.) несколько изменили положение горцев, они начали переселяться на равнину. Но народ бедствовал в невежестве. Только советская действительность в корне изменила социальное положение осетинского народа. И не только. За эти годы нация выросла до полумиллиона человек, позади невежество. Это истина, и мы об этом должны говорить всегда и во всеуслышание. Повторяю, в Великой Отечественной войне рядом с русским народом десятки тысяч воинов-осетин сложили головы. Генералы, адмиралы воинский долг несли на передовых позициях, на земле, воздухе и воде. Осетия гордится своим авторитетом среди других народов. Она в дружбе и согласии желает жить со всеми народами, особенно с соседями, не теряя свои обычаи и традиции. И не будь этой бескорыстной дружбы с Россией, Осетию бы разорвали на части, как это делали басаевы-масхадовы, гамсахурдии-саакашвили и многие другие. Все это сказано и пересказано, но не вложено в суть подобного произведения. Поэтому предлагаемый ниже текст гимна доработать, отшлифовать – наша задача, дело каждого жителя республики. От редакции: Лексика автора сохранена. Текст гимна по просьбе автора слегка подправлен. Комментарий: Сначала я хотела отказаться комментировать письмо уважаемого П. Дарчиева, ибо являюсь автором перевода на русский язык текста Гимна, написанного Камалом Ходовым. Но потом вспомнила, что не только Дарчиев, а и некоторые другие жители республики хотели бы слышать в Гимне иную музыку, более мощную (не полу-танцевальную), а в тексте чтоб было слово «Алания» (хотя там чётко говорится «мы пронесли через тысячу лет аланскую гордость и славу»). Где-то в чём-то я с «критиками» согласна, особенно в том, что касается музыки, да простит мне светлой памяти Аркадий Цорионти: после очень торжественного Гимна России – наш начинается, хоть и красивыми, но слишком «робкими» нотами. А вот теперь – возражения. Нельзя, уважаемый оппонент, делать из Гимна лекцию о происхождении осетин или политическую декларацию. Все посылы П. Дарчиева – верны: да, шагнули из невежества в цивилизацию; да, советская власть многое сделала для «малых» народов; да, надо помнить о павших воинах-героях, наших земляках; да, Север и Юг наши стремятся к единению… Но Гимн вмещает в себя не 5 четверостиший, а лишь три куплета – и припев. Так что, при всём желании насытить текст информацией, есть риск написать балладу, эпическую поэму, кантату, но – не Гимн. И упоминать в нём лишь двоих из великих осетин – несправедливо, в данном случае больше подходит обобщение. В конце позволю себе сказать (ибо я только переводчик), что текст Камала вполне насыщен и ярок. А то, что редко поём, и не на обоих языках, – так это наша и беда, и вина. Тут многое зависит от родителей, от руководителей учебных заведений, учреждений, от патриотического самосознания каждого жителя Осетии. Например, в детском саду № 38, куда ходит мой внук, я слышала сама, как с гордостью поют трёхлетние-пятилетние малыши и Гимн России, и Гимн Осетии-Алании. Ирина Гуржибекова

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: