Бедность: реальность и перспективы (Газета “Пульс Осетии”  № 23 от 11.06.2019 г.)

Общеизвестно, что величина доходов каждого из членов общества и современного государства не может быть строго уравненной, что обусловлено, прежде всего, массой объективных обстоятельств и причин, в том числе территориальных, профессиональных (например, видов занятости), социальных, демографических (в частности, соотношение числа иждивенцев и работающих в каждой семье), экономических и др. Разница в доходах на душу населения или зарплаты на одного занятого называется дифференциацией доходов, или дифференциацией заработной платы. На сегодняшний момент в России существует множество различных определений «бедности» как с социальной точки зрения, так и с экономической. Разнообразие определений понятий вызвано тем, что нет единого мнения по поводу сути, причин, последствий и способов решения данной проблемы. Существующее неравенство доходов характерно для всех стран, независимо от уровня благосостояния их населения. Вместе с тем, одной из основополагающих обязанностей государства любого типа является реализация такой социальной политики, результат которой позволяет обеспечить гражданам равные социальные права, определяющие соответствующий уровень благосостояния – право на труд и его достойную оплату, на жилье, образование, охрану здоровья, на социальное обеспечение и др. 3 миллиарда бедных Тем не менее, ни одно государство сегодня не может подтверждать не только о полном решении проблемы бедности, но даже и о каких-либо отдельных существенных результатах. Сегодня, на заре третьего тысячелетия, огромная часть населения Земли – около 3 миллиардов человек – живет в бедности. Тогда как у некоторых людей есть частные самолеты, сейфы, полные золотых слитков, и ручки за миллионы долларов, один из пяти американских детей и 35 % (!!!) чернокожих детей живут в нищете. 13% бедных При закреплении в статье 7 Конституции РФ вышеназванной обязанности государства как минимум 13% россиян относятся к категории бедных, что выдвигает серьезные требования к разработке, а главное – практической реализации такой государственной политики по профилактике и сокращению бедности в современной России, положительные результаты которой ощутит на себе каждый нуждающийся. Бедность, расслоение по уровню доходов, недостаточность доступа значительной части населения к вроде бы как общедоступным ресурсам развития: высокооплачиваемой работе, достойному образованию и здравоохранению, возможности успешной социализации молодого поколения на деле являются индикаторами разного рода кризисных процессов в семье и обществе, ведут за собой эскалацию социальной напряженности. Именно поэтому Послание Президента РФ В. В. Путина в 2019 году было посвящено преимущественно вопросам демографии, здравоохранения, образования, борьбы с бедностью, поддержки национальной экономики. Несмотря на то, что сам по себе факт бедности носит глобальный, универсальный характер, в научных трудах ученых нет единого трактования этого понятия. Еще раз обратим внимание на то, что одними учеными бедность определяется как характеристика экономического положения индивида или группы, когда они не могут сами оплатить стоимость необходимых благ. Другие полагают, что бедность – это условия жизни, не позволяющие людям иметь потребление на уровне признанных обществом минимальных стандартов и экономическую безопасность хозяйственных систем. Третьи считают, что бедность – специфическое состояние материальной необеспеченности людей, когда доходы человека или семьи не позволяют поддерживать общественно-необходимое для жизнедеятельности потребление. Безусловно, возникает проблематика: как на практике выявить – бедная семья или нет? Укажем в этом контексте, что сопоставление с прожиточным минимумом в каждом конкретном случае – это большая бюрократическая процедура. Во-первых, люди, претендующие на статус официально признанных бедных, должны представить справки о своих доходах, о составе своей семьи (ее члены должны проживать под одной крышей). Во-вторых, все это местные чиновники должны проверить. Но как это сделать, не промахнувшись, если по оценкам Росстата каждая четвертая зарплата – в «тени», то есть она нигде не фиксируется? А прочие доходы? Например, от сдачи квартиры в аренду или от личного подсобного хозяйства? На макроуровне, в целом для России, для аналитических целей вполне годятся и оценки (хотя и вокруг них идет постоянная экспертная дискуссия). Но вот перед вами конкретные семьи, каждая из которых имеет уникальный профиль и по доходам, и по расходам. Вероятность ошибки в оценке этих состояний, как правило, кардинально возрастает. Однако допустим, что такого рода индивидуализированный подход к борьбе с бедностью все-таки даст более-менее ощутимый цифровой результат. По крайней мере, достаточный, чтобы отчитаться о положительных сдвигах. Но за скобками остается главный вопрос: а как население оценит этот прогресс? Ведь главным показателем прогресса в борьбе с бедностью должны стать не цифровые параметры (несмотря на их важность), а оценка ситуации самим населением. Между тем, в том, что касается оценки собственного социального положения, в последние годы тревожность и негатив медленно, но верно нарастают. Это неудивительно на фоне официальных данных о снижении реальных доходов и ухудшении состояния трудовой занятости людей вот уже пятый год подряд. Исходя из таких тенденций, государство и население по-разному понимают и оценивают, что такое бедность. Минимум Вспомним, что первым официальную черту бедности в нашей стране ввел своим указом Михаил Горбачев летом 1991 года. Тогда она называлась «минимальным потребительским бюджетом», который строился на базе корзины из основных продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг. По первым оценкам тогда ниже этой черты бедности в РСФСР проживали примерно 15 % населения. В 1992 году, уже в новой России, после начала радикальных экономических реформ, эта цифра перевалила за 50 %. И вот тогда было предложено временно, как было зафиксировано в указе тогдашнего Президента РФ Бориса Ельцина, «на период кризисного развития экономики» ввести понятие «прожиточный (физиологический) минимум», который должен был использоваться наравне с минимальным потребительским бюджетом. Из-за чрезвычайности ситуации натуральная корзина прожиточного (физиологического) минимума стоила примерно в два раза меньше минимального потребительского бюджета. Естественно, что, как только новая черта бедности (а точнее – черта физиологического выживания) была введена, численность малообеспеченных удалось снизить почти в два раза – до одной трети населения страны. При этом было понятно, что настоящая бедность «накрывала» до двух третей жителей России. Что произошло дальше? Прожиточный минимум (лишившийся эпитета «физиологический») стали считать на постоянной основе, закрепили в соответствующем законе, а про минимальный потребительский бюджет почти сразу же забыли. В 2000-е годы, когда в России наблюдался бурный экономический рост и не менее значимое улучшение материального благосостояния населения, можно было бы отказаться от временно введенного прожиточного минимума, но, видимо, чисто политически идея о том, что количество бедных чуть ли не удвоится, не прошла. Сейчас, если оценивать бедность в России через минимальный потребительский бюджет, выскакивает цифра примерно в 25 %. Эти цифры, по нашей оценке, намного ближе к объективной оценке российской бедности, чем минимальный потребительский бюджет, который указывает на 13 % населения. Однако и 25 % далеко не исчерпывают проблему. Современное представление о бедности, которое, кстати, разделяют и наиболее профессиональные российские эксперты, базируется уже не только на натуральных нормативах потребления, но и на отсутствии у людей доступа к тем или иным благам и услугам, которые еще недавно считались роскошью. Критерии бедности В целом можно сказать, что бедность – такое экономическое состояние отдельного лица либо группы лиц, при котором отсутствует возможность трудозанятости, приобретения за собственно заработанные средства необходимых благ и поддержки определенного уровня жизни. Вместе с тем, понятия «бедность» и «нищета», используемые зачастую на бытовом уровне как синонимы, обозначают далеко не одно и то же. Согласно трактовке, которой оперирует ООН и многие, доверяющие данной организации страны, уровень бедности – среднедушевая величина доходов от 1 до 2 прожиточных минимумов, а если ниже, тогда это нищета или крайняя бедность. Научно выделяют три критерия бедности: абсолютная, относительная и субъективная. Следуя абсолютному критерию, черта бедности определяется путем формирования минимальной потребительской корзины (наименьшего необходимого набора товаров и услуг, позволяющих человеку поддерживать свое существование). К примеру, в России стоимость потребительской корзины, в которую входит 11 основных групп товаров, на 2018 год составила 15000 рублей. В то же время в немецкой корзине 75 наименований, в английской – 700 (включено посещение ресторанов, театров, бассейнов), во французской учитывается даже корм для домашних животных, расходы на такси и салоны красоты. В соответствии с относительной концепцией, к бедным относятся все, чей уровень жизни существенно ниже преобладающего в стране стандарта. Порочный круг По субъективному принципу черту бедности можно установить, проанализировав индивидуальные представления граждан страны о минимальном объеме ресурсов, который требуется для удовлетворения базовых потребностей. Но можно ли сравнивать мнения миллиардеров и простых рабочих по данному вопросу? Теоретически многие ученые разных стран выделяют основной причиной бедности так называемый «порочный круг нищеты». Например, по мнению ряда экономистов, это явление связано с изменениями урожайности в сельском хозяйстве. Повышение урожайности непосредственно влияет на повышение уровня и продолжительности жизни населения. Однако возникающая в подобных ситуациях демографическая проблема приводит к нехватке земли и ресурсов для трудовой деятельности. Дробление земельных участков, как вариант решения данной проблемы, опять же приводит к снижению урожайности. Широко распространено, когда нищету связывают с нехваткой капитала, что приводит к низкой производительности труда, снижению уровня доходов и, следовательно, к снижению уровня покупательной способности. В таком контексте добавим, что низкий уровень потребления и сбережения – причина нищеты, и это аргументировал давно известный экономист Дж. Кейнс. Надо учитывать, что совокупный спрос также будет иметь тенденцию к снижению, что приводит к сокращению внутреннего рынка и падению эффективности производства. Россия – Осетия Безусловно, немалое влияние на уровень бедности оказывает и политическая ситуация в стране. Нестабильность в политике приводит к падению экономического роста. При установленной на 2018 г. в России стоимости потребительской корзины из 11 основных групп товаров в сумме 15 000 руб., в 2017 г. доходы 27,5% населения не превысили указанную величину, еще 13,9% населения имели доходы от 15000 до 20000 руб. Таким образом, почти треть населения России, не может обеспечить себе даже столь скудный набор материальных благ. В то же время доля 20-процентной группы населения с наибольшими доходами в 2017 г. составила 46,8%, что говорит о более чем существенной дифференциации доходов. Однако следует учитывать и существенный разброс показателя наибольших доходов по регионам – так, если в 2016 г. его среднероссийское значение составляло 72 200 руб., то, например, по РСО-Алания – 48 209 руб. (4 место по возрастанию среди регионов СКФО). В 2017 году при экономическом росте за год на 1,8 % среднероссийское значение сложилось в сумме 73 500 руб., тогда как рост по РСО-Алания – 1,6% и абсолютное значение – 49 014 руб. При этом также заметим, что основным видом доходов населения являлась заработная плата, величина которой в целом по России сложилась в 2017 году в размере 39 167 руб., в 2018 – 43 445 руб. (рост 10,9 %). Аналогичные данные по РСО-Алания соответственно составили 24 715 руб. и 26 806 руб., с увеличением на 8,5%.
Ответ на вопрос о том, какие конкретные категории населения в большинстве своем образуют категорию бедных, можно, в частности, узнать в тексте одного из официальных выступлений главы Минтруда России М. Топилина, который на пленарном заседании Общественной палаты обобщил, что «структуру бедности в России в основном составляют работающие бюджетники и семьи с детьми». Первоочередная причина практически непрекращающегося высокого уровня бедности в России – низкий уровень трудозанятости и зарплаты, блокирующий реализацию воспроизводственной и стимулирующей функций оплаты труда. Сегодняшний уровень средней зарплаты подменяет собой социальное пособие, исключая либо крайне минимизируя возможность социального воспроизводства, в основе которой – трудозанятость. При этом низкая зарплата большинства персонала резко контрастирует с величиной оплаты труда менеджеров высшего звена. По имеющейся оценке, диапазон величин минимальной и максимальной оплат – 10–15 раз на предприятии, 20–40 раз внутри отрасли и 20–45 раз между регионами. Чем обусловлены различия в зарплатах работников разных сфер? Одни таланты пользуются большим спросом, чем другие, т. е. больше стоят. Этим подчеркивается схожесть рынка труда и любого другого рынка. Однако следует отметить, что эта точка зрения неоднозначно воспринимаема. Например, человек с высшим профобразованием имеет полное право претендовать на большую зарплату, чем претендент, окончивший техникум или колледж. С другой стороны, немало вопросов вызывает и тот факт, что в современном мире спортсмены получают за месяц намного больший доход, чем любой врач или учитель за всю свою жизнь. Получается, что социальная значимость в целом для общества тех, кто ежедневно спасает жизни или воспитывает новые поколения, намного ниже, чем футболистов и боксеров? На практике цена определенного навыка обусловлена его нехваткой, а не ценностью в целом для социума. Дефицитные навыки пользуются спросом, следовательно, и оплачиваться будут высоко, т. к. требуют вложения немалых сил. А вот чтобы работать за кассой магазина, особые выдающиеся навыки не нужны. Работодателю нет смысла повышать зарплату таким работникам, т. к., если уволится работник, поиск нового не займет много времени. О пособиях Определенная часть малоимущего населения получает от государства социальную помощь различных видов – денежные выплаты или помощь в натуральной форме, носящие, в ряде случаев, временный характер. Основными сложностями при определении круга нуждающихся здесь являются обоснованность отнесения гражданина (семьи) к лицам, которым действительно требуется поддержка государства и контроль за адресностью получения помощи. Вместе с тем, значительная часть лиц, пользующихся различными видами социальной поддержки и при этом имеющая возможности для начала трудовой деятельности, пусть даже низкой квалификации, но нужной обществу, предпочитает оставаться пассивными. Вторым немаловажным фактором, влияющим на уровень бедности, как нами отмечалось, является политическая ситуация в стране. Нестабильность в политике приводит к падению экономического роста и оттоку и материального, и человеческого капитала. Отток из страны человеческого капитала стал происходить после распада СССР, когда множество талантливых ученых, инженеров были вынуждены покинуть родину и уехать за границу, что, безусловно, стало значимой трудовой потерей для нашей страны, а в сегодняшних реалиях возможность даже частичной компенсации утраченного интеллектуального потенциала пролонгируется на десятилетия. Вместе с тем, часть населения как всей России, так и ее отдельных регионов пассивно выбрали для себя роль жертв «ловушки для бедных», то есть не предпринимают никаких реальных трудовых усилий, при которых им выгоднее не работать, а жить на социальное пособие, для получения которого нужно лишь нигде не работать. Для них нет целесообразности работать – социальные выплаты не облагаются налогом и чаще они больше минимальной зарплаты. Существует мнение ряда ученых, что чаще всего такое поведение имеет «генную» основу, то есть при наличии следующих 4-х главных характеристик семьи – неквалифицированная и нелюбимая работа, отсутствие образования, бесполезный, бесцельный отдых старших, вероятность повторения аналогичной ситуации – упадническое настроение, привычность сознания, полное отсутствие желания, а главное – попыток что либо изменить, и это у следующих поколений такой семьи более чем значительно. Обратим внимание на то, что уровень бедности среди бросивших школу намного выше того же показателя среди получивших высшее образование. Почему, к примеру, Индия считается одной из беднейших стран мира? Причина проста – слишком низкий уровень образованности и грамотности. В начале 1990-х годов количество неграмотных в этой стране достигало 50% всего населения, сейчас этот показатель примерно равен 30%. Помимо этого, конечно же, следует учитывать влияние вероятных объективных причин, при которых человек может стать жертвой внешних факторов, которые существенно повлияют на его человеческий капитал, например¸ психическая болезнь, инвалидность или пагубная зависимость. Почему бедны? Многие жители даже РСО-Алания бедны из-за того, что не могут найти достойную, по их мнению, работу, предпочитая бесцельно и безрезультатно проводить дни, переходящие, как правило, в года, якобы в ожидании появления «достойной» вакансии, при этом постоянно сетуя на всевозможные существующие в обществе обстоятельства, не позволяющие такому индивиду заняться пусть даже самым неквалифицированным, но приносящим доход, делом. Как показывает практика, жизнь бедного человека обходится ему гораздо дороже, чем богатому, хотя бы потому, что бедные тратят больше денег на единицу любой потребляемой продукции, потому что они не в состоянии закупать ее оптом или в крупной расфасовке, или заранее, или в удачный момент, или в нужном месте. Существенны их затраты и на выполнение каждой функции, так как вынуждены покупать более дешевые, некачественные вещи, которые быстрее выходят из строя. Кроме того, именно эта категория наиболее подвержена феномену импульсивных покупок. Маркетинговые исследования показывают, что наиболее импульсивные покупатели – малоимущие люди, которые, сознательно или не очень, используют такие покупки для поднятия настроения, покупая, в основном, практически бесполезные дешевые вещи, потому что дорогие полезные вещи они позволить себе не в состоянии. Кроме того, совершая такие покупки, люди реализуют объективное желание хоть каким-то способом поднять свой видимый социальный статус. Наконец, еще одна, фундаментальная причина, по которой бедный человек гораздо легче и бездумнее расстается с деньгами – это кажущаяся бессмысленность и бесцельность накоплений. Бедный человек знает, а точнее, думает, что знает, что ему никогда не удастся накопить на хороший дом или на обучение детей, и реализует свое желание «хоть немного пожить прямо сейчас». Ловушка бедности действительно держит и топит тех, кто в ней находится – чем дальше, тем больше. В итоге и получается, что «деньги идут к деньгам», а «у бедного отнимется». Расходы бедных Она разительно отличается от структуры расходов богатых, и далеко не только процентным содержанием расходов на еду и предметы первой необходимости. Наиболее развит феномен «ловушки бедности» в нескольких известных регионах: Африке, Азии, Латинской Америке. Однако на территории бывшего СССР этот феномен имеет, пожалуй, наиболее массовый и систематический характер из-за того, что миллионы людей одновременно в течение почти столетия, полного трагедий и катастроф, находятся в условиях бедности. Для современного российского государства очень важно преодолеть возможность перерастания текущих форм бедности в хронические. Для этого необходима эффективная социально-экономическая политика и постоянная работа над повышением покупательной способности населения. Для разрыва «порочного круга бедности и нищеты» существует несколько путей: увеличение темпов накопления капитала, увеличение объемов инвестиций и обеспечение роста производства, что, в свою очередь, будет способствовать расширению рынка труда. Вместе с тем, даже в условиях самого позитивного сочетания всех названных факторов, обеспечение реального достижения задач минимизации бедности невозможно без соблюдения государством условий соотношения ценности человеческого капитала и уровня оплаты труда – обеспечения достойной зарплаты и гарантий гражданам, обладающих необходимым государству умений и навыков, а также адресности и полноты оказания социальной помощи различных видов, реально нуждающимся в ней лицам. Достойные результаты в борьбе с бедностью могут быть получены только при ежедневной кропотливой работе всех госструктур по двум направлениям сразу: стимулирование эффективного использования человеческого капитала, рабочих рук и предоставление всем категориям населения равных возможностей доступа к основным социальным услугам (здравоохранение, питание, начальное образование). Что происходит? В современной России есть рост, помимо «общественной» бедности, бедности «финансовой», когда работающая часть населения не способна обеспечить себя в полном объеме социальными благами. И здесь приобретает особую значимость экономическая политика государства, которая, в первую очередь, должна быть социально ориентированной. Пока социальнонезащищенные слои общества ощущают острую нужду в элементарных жизненных потребностях, следует говорить о том, что раздел «экономического пирога» в стране осуществляется неэффективно. Бюджетнофинансовая система не достаточно способствует сокращению масштабов бедности и является по факту не пропорциональной, а регрессивной. Малоимущие платят больше налогов, чем они получают в виде трансфертов. Это можно назвать фискальным обнищанием. Перераспределение доходов однозначно выгодно бедным, когда затраты малоимущих слоёв населения существенно компенсируются трансфертами за их налоговое бремя. В большинстве стран налоговые и трансфертные системы однозначно снижают бедность и прогрессируют, но это слабо происходит в России. Учитывая такой недостаток общепринятых критериев и о политике борьбы с бедностью и о налогах, используемых для их оплаты, мы предлагаем выработать набор аксиом, которым должна удовлетворять мера фискальных платежей и трансфертов. Аксиоматически производная мера могла бы использоваться для количественной оценки обнищания тех, кто становится беднее со временем или в той степени, в которой проигравшие страдают от политических реформ. Данное предложение может быть использовано для изучения степени, в которой сокращение бедности с течением времени или в результате реформы уравновешивает прибыли и убытки различных домохозяйств. Необходимо уходить от НДС 20% (с каждого товара малоимущий отдаёт в виде НДС большую часть своего дохода в процентном отношении) и пропорциональной ставки подоходного налога – 13%. Тем более что у состоятельных граждан основные доходы приходятся на доходы с акций и облигаций, которые облагаются по ставке 9%. Как быть? В целях снижения уровня бедности в стране, помимо проведения социальноориентированной экономической политики в государстве через изменения налогового законодательства, необходимо расширить слой малого и среднего бизнеса в российской экономике. Тогда будет постепенно увеличиваться занятое население, и, соответственно, рост безработицы будет сокращаться. Но для расширения необходимо, чтобы государство активно способствовало этому процессу. Перспективы развития бизнеса в последнее время туманные и не многообещающие. Одна из основных сложностей в развитии – это незащищенность этого вида бизнеса государственными программами, невозможность устоять перед большими корпорациями в определенных отраслях, высокий процент по кредиту. Необходимо повышать действенность государственного регулирования экономики путем установления госзаказов, ввести особый механизм перераспределения сверхприбылей организаций, полученных за счет установления зарплаты работникам ниже среднеотраслевых стандартов оплаты труда. Министр труда и соцразвития РСОАлания Борис Хубаев на одной из прессконференций акцентировал внимание на значимости решения проблем бедности в республике, указав, что по официальным данным она находится в пределах 14,5% от численности всего населения. Министр не стал отрицать особые сложности решаемых задач, но при этом напрашивается высокая степень необходимости реализации конкретных механизмов и инструментов, используя которые можно ожидать двукратное уменьшение бедности в РСО-Алания. Расставим акценты При наращивании «серых» зарплат надо наказывать работодателей принудительным изъятием полученного дохода в 5% и выше. Наращивание (повышение) зарплат за счет сокращения занятых наказывать принудительно изъятием полученного дохода в 5–7% и более. И в том, и в другом вариантах необходимо учитывать, испытывает ли бизнес дополнительные нагрузки, которые от него не зависят. Оценивать рост расходов в бизнесе с позиции их оправданности подкреплением инвестиционного развития. Если расходы растут как результат, влияющий на инвестиционное развитие, тогда это надо стимулировать налогообложением его нагрузки, т.е. снижением, что будет влиять на стабильность занятости и динамику роста зарплат. Рост зарплат, в противовес инвестиционным вложениям, не следует стимулировать опережающими темпами. Надо находить их оптимальное соотношение, особенно учитывая то составляющее, что зарплата часть прибыли, а не издержек (себестоимости). Тенденциозность сдерживания сохранения низких зарплат и их роста стала серьёзнейшей проблематикой для населения и для развития экономик регионов. Проблематику надо решать, в том числе и в РСО-Алания, с позиции как общего социально-экономического характера, так и необходимости согласования нарастающего «бума» всевозможных платежей, которые обрушиваются на население и с которыми основная его часть не справляется или мало способна к этому. Тарифная политика платежей в высокой степени расплывчата, наносит колоссальный ущерб экономическому развитию региона. Разобраться с тарифами надо не только в интересах населения как потребителей ресурсов, но и с точки зрения их размерного влияния на экономический рост и развитие. Крайне важно уменьшать процедурные решения относительно повышения роли ответственности перед населением. Требуется более жесткий характер в принятии властных решений, которые бы не допускали бессмысленностей в решаемых задачах, иначе, в другом варианте, не будем получать (реализовывать) системных улучшений из года в год решаемых задач занятости, зарплат и бедности. Часто искусственно создаваемые ситуации с занятостью и зарплатами ломают системные решения (например, часто имеющиеся ограничения на рынке финансовых услуг, правила для «галочки», нормативы двойного подчинения и др.), что не способствует безболезненному решению необходимых целей и задач.
Татьяна Токаева, д. э. н., профессор СОГУ, Алина Добаева, студентка СОГУ ПРОДОЛЖЕНИЕ  В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ

Комментарии

Комментарии к данной статье отсутствуют

Добавить свой комментарий

Ваше имя:
Код:
Комментарий: